Josh Hartnett Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Интервью Джоша / Josh's interviews


Интервью Джоша / Josh's interviews

Сообщений 211 страница 213 из 213

211

Джош Хартнетт на Paul Mecurio Show.

Josh Hartnett - "Pearl Harbor," "Black Hawk Down," "The Black Dahlia," "Inherit The Viper" The Paul Mecurio Show

https://podcasts.apple.com/us/podcast/t … 18083?mt=2
Josh has starred in some of Hollywoods biggest movies and worked with superstar actors and directors. He discusses what he learned working with such great directors as Brian DePalma, Ridley Scott and Michael Bay. He explains what attracted him to the script of his new film and how show stepping away from acting for a while helped him immensely in his life and craft and much more.

212

Интерью Джоша Хартнетта для Variety!
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0e/cb/129/t29164.jpg

What Ever Happened to Josh Hartnett?
In 2001, at 22, Josh Hartnett was supposed to become the next Leonardo DiCaprio or Matt Damon. His back-to-back roles in Michael Bay’s “Pearl Harbor” and Ridley Scott’s “Black Hawk Down” catapulted him onto the A-list. He graced magazine covers, the paparazzi stalked his personal life and directors pursued him for blockbusters and comic-book vehicles. But it was too much.

Instead of studio projects, Hartnett spent the rest of his 20s veering toward independent movies — such as “Wicker Park,” “Lucky Number Slevin” and “The Black Dahlia.” He turned down the role of Superman in Bryan Singer’s 2006 reboot (which starred Brandon Routh instead) and he was on Christopher Nolan’s short list to play Batman (before Christian Bale).

Then he seemed to fall off the public radar. In the last decade, he’s resurfaced here and there, in some short films and small indies. Hartnett co-starred in “Penny Dreadful,” the 2014 horror series that aired on Showtime for three seasons. And he took a break from acting to raise his two kids. Hartnett, now 41, seems to be making a gradual comeback, with more projects on the horizon, including Guy Ritchie’s upcoming drama “Cash Truck.” His latest role is in “Inherit the Viper” (now in theaters in limited release), a drama about a family grappling with the opioid crisis.

Hartnett spoke to Variety by phone from London, where he lives part time. “We have a place in the States, too, and we go back and forth,” Hartnett said. “My partner” — the actress Tamsin Egerton — “is English. When we started having children, she wanted to be near her family, so we’re here a lot of the time to make that happen.”

Can you tell me what appealed to you about “Inherit the Viper”?

We shot this two years ago. The world of opiate use and what has become known as the opiate crisis on the Eastern seaboard was relatively fresh. It was before it became a political talking point and before a lot of people were paying attention to it. The script, I felt, handled that very touchy subject in a smart way. I felt like, if you’re going to tell the story well, tell it in a small way — about a family — and leave the larger implications to the audience. In my opinion, it’s sort of a little poem.

Did your research include talking to people affected by opioids?

Yes. I did some research on my own, and we also had some people that we were able to talk to that had either dealt these drugs or had been addicts themselves. About the time that we started to film, the story really started to break in the national press. Suddenly, there were all these firsthand accounts, and there were lots of videos and things online that were absolutely horrible to watch, but necessary.

This was after the election?

Yeah. It was in the early stages of Trump’s presidency. You’re right to sort of point out the time period, because it became so political, this crisis. But when we first signed on, it was almost apolitical. It was a human crisis.

You play the older brother in a family affected by addiction and violence. Did the character stay with you after you finished filming?

I’m a father now, and I’ve taken on a lot of dark roles over the years. I try not to take too much of it home with me because things like this especially can be really taxing and not healthy to bring around young kids. But also, it’s just not my story. I put myself into the situation as best I can while doing the job and understand it as best I can, but in a way, my job is to portray the emotions of the situation as opposed to living them.

I’m just looking at your IMDb page. It looks like 2020 is going to be a bigger year for you, with a handful of movies coming out. What’s your process for choosing roles?

I read a lot of scripts. I actually really enjoy reading scripts because there are so few good, unique scripts out there. There are a lot of scripts that you can see just the edges of them have shifted a little bit to sort of make them feel new, but it’s just packaging really. When you find a script that approaches a story with fresh eyes, it’s exciting to me. And the more I read, the more those pop out to me.

This guy, Daniel Roby, wrote and directed a movie that’s now called “Target Number One.” It used to be called “Gut Instinct.” He originally sent me the script six years ago. Over the course of while he was trying to put the financing together, he kept calling me and saying, “Oh we’re going to get it going soon.” I just saw that movie a couple weeks ago and it’s phenomenal [Smaller] films, it’s always surprising to see them find their legs, and to me, that’s more satisfying than working on a big-budget thing that already has an audience built in. So yeah, I read a lot of scripts and then I find what I think is going to be the most satisfying from a gambler’s point of view.

How many scripts do you read?

I read a couple a week. It’s not an overwhelming number, but it is a fair amount. Luckily, I have other people that will read them and tell me if I’ve missed something.

You’re in London, right?

Yeah, and I was doing a lot of ADR today for “Paradise Lost” [an upcoming TV series for Spectrum Originals]. So I’ve been speaking for the last five hours, and not even in my own words. So now I’m using my own words. I forget how to do that.

How would you say the movie business has changed since you first started?

I think there’s a lot of content being made, but it’s not necessarily easy to find an audience. Also, I think it’s becoming more difficult to get the right talent together to make a small film and then push it over the finish line and have it be a film that people want to see.

Young voice: Daddy!

Hartnett: Sorry, my daughter’s in the room crying.

It’s OK! I’ll keep going, unless you need to go. Does theatrical distribution matter to you?

Hartnett: For me, it’s about whether or not people are going to see it. If it’s only seen 10 years later on a streamer and randomly by some kid in his dorm room and he talks to other kids who saw it from five years before that, it’s not the way I remember movies being when I grew up. I liked that feeling of walking out of a movie theater and being able to talk about it with a bunch of different people. I personally like when a film gets a release in a theater because then it has an immediate audience. But then, sometimes, on a streaming network, you can get a lot of good press and even more people will see it more quickly. So I don’t know.

I remember when “Pearl Harbor” came out, and the craziness around it — the magazine covers and the spotlight on you. Does that feel like that was from a whole other lifetime?

Do you know what’s funny? It felt removed from how my life was then. All those magazine covers and paparazzi and all that sort of stuff was not at all how I lived my life, and not at all who I thought myself to be. So I feel very much myself now, and I took steps to make my life not as crazy after that movie came out and was successful at it and have remained sort of outside of the fray. When I was younger, it was important to me to kind of figure out who I was, what I wanted for my life, how I wanted to create my life without so much scrutiny. I did that, and now I feel comfortable being who I am in the spotlight if I need to be.

What steps did you take?

Both steps to be a more creative actor and not feeling like I’m giving everything away to everyone all of the time in the press. I just took steps back at that time and have subsequently taken a lot of steps forward in a lot of different directions, and I think I feel much more comfortable being this type of actor that is able to take on a ton of different types of roles.

I saw an interview that you did a few years ago where you talked about turning down three big roles: Spider-Man (later played by Tobey Maguire), Batman (Christian Bale) and Superman (Brandon Routh). But I was a little confused by what happened. Had you actually auditioned for all three of those roles? Or did you just not want to be considered for them?

I didn’t turn down Spider-Man. I don’t know where that came from. I’d only turned down Superman as a straight-up offer. But I was, at that time of my career, where a lot of people were asking me to do those types of movies. I was having meetings with those directors and people were saying: “Would you be interested?” I talked to them about what they were doing and I ultimately decided I wasn’t, but that was a very privileged place for a young man to be in. I’m a little bit outside of the box and had the leverage to do that, and that’s the direction I chose.

Did you ever audition to play Batman or was that an offer?

No, Batman wasn’t an audition or an offer. It was a conversation with the director [Christopher Nolan]. I think there’s a lot of misinformation out there. When you say one thing one time about it, and now it gets blown up. But I don’t really care to tell that story over and over again.

Are you interested in directing?

I’m interested in creating, being a part of good films and playing interesting roles. I also have been writing over the years and would love to get some of those scripts made. I don’t know how those are going to come together exactly. Maybe as a producer. I’ve directed a few music videos and have thought about directing, but I don’t want to do that unless I really am passionate about the story I’m telling.

How many screenplays have you written?

I’ve written three over the last three years. I wrote a screenplay in 2002 that we went out with that was sort of contingent on me being in it, and I didn’t really want to be in it at the time. It was more just an experiment. But I got the bug and really wanted to get back to writing at some point. And then when I had my children, I took some time off from acting and had a lot of, after they go to bed, time for thinking. So I started writing a lot more. It’s really a great outlet.

You co-starred in the Showtime series “Penny Dreadful.” Did you wish there were more seasons?

I liked “Penny Dreadful.” I thought it was really well done, but I think it had run its course. Also, most of us had only worked on films before that, and I think we were all ready to go find other things to work on.
https://variety.com/2020/film/news/what … 203463127/

Гугл.перевод

Что случилось с Джошем Хартнеттом?

В 2001 году в 22 года Джош Хартнетт должен был стать следующим Леонардо Ди Каприо или Мэттом Дэймоном. Его двойные роли в «Перл-Харборе» Майкла Бэя и «Черном ястребе» Ридли Скотта катапультировали его в список лидеров. Он украсил обложки журналов, папарацци преследовали его личную жизнь, а режиссеры преследовали его за блокбастерами и комиксами. Но это было слишком много.

Вместо студийных проектов Хартнетт потратил оставшиеся 20 с лишним лет, работая над независимыми фильмами, такими как «Wicker Park», «Lucky Number Slevin» и «The Black Dahlia». Он отказался от роли Супермена в перезагрузке Брайана Сингера в 2006 году (которая вместо этого он снялся в фильме «Брэндон Рут», и он был в коротком списке Кристофера Нолана, чтобы сыграть Бэтмена (до Кристиана Бэйла).

Затем он, казалось, упал с общественного радара. В последнее десятилетие он появлялся здесь и там, в некоторых короткометражных фильмах и небольших инди-фильмах. Хартнетт снялся в « Ужасной Пенни », сериале ужасов 2014 года, который транслировался на Showtime в течение трех сезонов. И он взял перерыв в актерском мастерстве, чтобы воспитать двоих детей. 41-летний Хартнетт, похоже, постепенно возвращается, и на горизонте появляется еще больше проектов, в том числе грядущая драма Гая Ричи «Денежный грузовик». Его последняя роль в « Наследии гадюки » (теперь в кинотеатрах в ограниченном выпуске), драма о семье, борющейся с опиоидным кризисом.

Хартнетт говорил с Variety по телефону из Лондона, где он живет неполный рабочий день. «У нас тоже есть место в Штатах, и мы идем туда-сюда», - сказал Хартнетт. «Мой партнер» - актриса Тамсин Эгертон - «англичанин. Когда мы начали заводить детей, она хотела быть рядом со своей семьей, поэтому у нас много времени, чтобы это произошло ».

Можете ли вы сказать мне, что вам понравилось в « Наследовать Гадюку »?

Мы снимали это два года назад. Мир употребления опиатов и то, что стало известно как кризис опиатов на восточном побережье, было относительно свежим. Это было до того, как стало политическим предметом разговора, и прежде чем многие люди обратили на это внимание. Сценарий, я чувствовал, очень умно отработал эту очень деликатную тему. Я чувствовал, что если вы собираетесь рассказать историю хорошо, расскажите ее немного - о семье - и оставьте более значимые последствия для аудитории. На мой взгляд, это немного стихотворение.

Включало ли ваше исследование общение с людьми, пострадавшими от опиоидов?

Да. Я провел собственное исследование, и у нас также были люди, с которыми мы могли поговорить, которые либо принимали эти наркотики, либо сами были наркоманами. Примерно в то время, когда мы начали снимать, эта история действительно начала ломаться в национальной прессе. Внезапно появились все эти записи из первых рук, и в сети появилось много видео и других вещей, которые было ужасно смотреть, но необходимо.

Это было после выборов?

Да. Это было на ранних этапах президентства Трампа. Вы правы в том, чтобы указать период времени, потому что он стал настолько политическим, этот кризис. Но когда мы впервые подписались, это было почти аполитично. Это был человеческий кризис.

Вы играете старшего брата в семье, которая страдает от зависимости и насилия. Персонаж остался с вами после того, как вы закончили снимать?

Теперь я отец, и за эти годы я сыграл много темных ролей. Я стараюсь не брать с собой слишком много домой, потому что такие вещи могут быть очень сложными и вредными для детей. Но также, это просто не моя история. Я ставлю себя в ситуацию настолько хорошо, насколько могу, выполняя работу, и понимаю ее как можно лучше, но, в некотором смысле, моя задача - изобразить эмоции ситуации, а не жить ими.

Я просто смотрю на вашу страницу IMDb. Похоже, что 2020 год станет для вас большим годом с выходом нескольких фильмов. Каков ваш процесс выбора ролей?

Я прочитал много сценариев. Мне действительно очень нравится читать сценарии, потому что там так мало хороших, уникальных сценариев. Существует множество сценариев, в которых вы можете видеть, что только их края немного смещены, чтобы заставить их чувствовать себя новыми, но на самом деле это просто упаковка. Когда вы находите сценарий, который подходит к истории свежим взглядом, это волнует меня. И чем больше я читаю, тем больше они появляются у меня.

Этот парень, Дэниел Роби, написал и снял фильм, который теперь называется «Цель номер один». Раньше его называли «инстинкт кишки». Первоначально он прислал мне сценарий шесть лет назад. В течение всего времени, пока он пытался собрать финансирование, он продолжал звонить мне и говорить: «О, мы скоро начнем». Я только что видел этот фильм пару недель назад, и это феноменальные [меньшие] фильмы , всегда удивительно видеть, как они находят свои ноги, и для меня это более приятно, чем работать над большим бюджетом, в котором уже есть встроенная аудитория. Так что да, я читаю много сценариев, а потом нахожу то, что думаю будет наиболее удовлетворительным с точки зрения игрока.

Сколько сценариев вы читаете?

Я читаю пару в неделю. Это не подавляющее число, но это изрядное количество. К счастью, у меня есть другие люди, которые будут читать их и говорить мне, если я что-то пропустил.

Ты в Лондоне, верно?

Да, и сегодня я делал много ADR для «Потерянного рая» [грядущего сериала для Spectrum Originals]. Так что я говорил последние пять часов, и даже не своими словами. Так что теперь я использую свои собственные слова. Я забыл, как это сделать.

Как бы вы сказали, что кинобизнес изменился с тех пор, как вы начали?

Я думаю, что создается много контента, но найти аудиторию не всегда просто. Кроме того, я думаю, что становится все труднее собрать правильный талант, чтобы сделать небольшой фильм, а затем подтолкнуть его к финишной черте и сделать фильм, который люди хотят видеть.

Молодой голос: папа!

Хартнетт: Извините, моя дочь плачет в комнате.

Все нормально! Я буду продолжать, если тебе не нужно идти. Имеет ли для вас значение театральное распространение?

Хартнетт: Для меня это вопрос о том, увидят ли люди это или нет. Если его увидели только 10 лет спустя на стримере и случайно какой-то ребенок в его комнате в общежитии, и он разговаривает с другими детьми, которые видели его пять лет назад, я вспоминаю не фильмы, когда я рос. Мне понравилось это чувство выхода из кинотеатра и возможность говорить об этом с кучей разных людей. Мне лично нравится, когда фильм выходит в кинотеатре, потому что тогда у него есть непосредственная аудитория. Но иногда в потоковой сети вы можете получить много хорошей прессы, и еще больше людей увидят ее быстрее. Так что я не знаю.

Я помню, когда вышел «Перл-Харбор», и сумасшествие вокруг него - обложки журналов и центр внимания на вас. Чувствуется ли, что это было из другой жизни?

Ты знаешь что смешного? Это было похоже на то, как тогда была моя жизнь. Все эти обложки журналов, папарацци и все такое было совсем не так, как я жил, и совсем не то, кем я себя считал. Так что теперь я чувствую себя очень хорошо, и я предпринял шаги, чтобы сделать свою жизнь не такой безумной, после того, как этот фильм вышел, и добился успеха в нем и остался в стороне от драки. Когда я был моложе, для меня было важно выяснить, кто я такой, что я хотел для своей жизни, как я хотел создать свою жизнь без такого тщательного изучения. Я сделал это, и теперь мне комфортно быть тем, кто я есть в центре внимания, если мне нужно.

Какие шаги ты предпринял?

Оба шага, чтобы стать более творческим актером и не чувствовать, что я все время отдаю всем в прессе. В то время я просто сделал несколько шагов назад, а затем сделал много шагов вперед во многих разных направлениях, и я думаю, что мне гораздо удобнее быть актером такого типа, способным взять на себя кучу разных типов ролей. ,

Я видел интервью, которое вы сделали несколько лет назад, в котором вы говорили об отказе от трех больших ролей: Человек-паук (позже его сыграл Тоби Магуайр), Бэтмен (Кристиан Бэйл) и Супермен (Брэндон Рут). Но я был немного смущен тем, что случилось. Вы действительно проходили прослушивание на все три роли? Или ты просто не хотел, чтобы их считали за них?

Я не отказывался от Человека-паука. Я не знаю, откуда это взялось. Я бы только отказался от Супермена как прямое предложение. Но я был в то время моей карьеры, когда многие люди просили меня делать такие фильмы. У меня были встречи с этими режиссерами, и люди говорили: «Тебе было бы интересно?» Я говорил с ними о том, что они делают, и в конце концов решил, что нет, но это было очень привилегированное место для молодого человека. в. Я немного за пределами коробки и имел рычаг, чтобы сделать это, и это направление, которое я выбрал.

Вы когда-нибудь проходили прослушивание, чтобы сыграть Бэтмена, или это было предложение?

Нет, Бэтмен не был прослушиванием или предложением. Это был разговор с режиссером [Кристофером Ноланом]. Я думаю, что там много дезинформации. Когда вы говорите одну вещь об этом, и теперь она взорвана. Но я не хочу рассказывать эту историю снова и снова.

Вы заинтересованы в режиссуре?

Я заинтересован в создании, быть частью хороших фильмов и играть интересные роли. Я также писал на протяжении многих лет и хотел бы сделать некоторые из этих сценариев. Я не знаю, как именно они собираются вместе. Может быть, как продюсер. Я снял несколько музыкальных клипов и подумал о режиссере, но я не хочу этого делать, если я действительно не увлечен историей, которую рассказываю.

Сколько сценариев вы написали?

Я написал три за последние три года. В 2002 году я написал сценарий, с которым мы вышли, и это было как-то связано с тем, что я нахожусь в нем, и я действительно не хотел быть в нем в то время. Это был больше всего эксперимент. Но я получил ошибку и очень хотел вернуться к записи в какой-то момент. А потом, когда у меня появились дети, я взял немного времени на актерское мастерство и у них было много времени, после того как они ложатся спать, время для размышлений. Поэтому я начал писать намного больше. Это действительно отличный выход.

Вы снялись в сериале Showtime « Penny Dreadful» . Хотели бы вы, чтобы было больше сезонов?

Мне понравился «Пенни Ужасный». Я думал, что это действительно хорошо сделано, но я думаю, что все прошло. Кроме того, большинство из нас до этого работали только над фильмами, и я думаю, что мы все были готовы пойти и найти другие вещи для работы.

213

Куда пропал Джош Хартнет? Чем сейчас занимается самый многообещающий актёр 2000-х

Из интервью Variety выяснили, куда пропал Джош Хартнетт, которому прочили будущее ДиКаприо.
В 2001 году, в 22 года, Джош Хартнетт должен был стать следующим Леонардо ДиКаприо или Мэттом Дэймоном. Роли в «Пёрл-Харбор» Майкла Бэя и «Чёрном ястребе» Ридли Скотта мгновенно обеспечили ему статус суперзвезды. Он украшал обложки журналов, папарацци следили за его личной жизнью, а режиссеры пытались затащить в блокбастеры. Но для него это оказалось слишком.
Вместо студийных проектов Хартнетт провел второй десяток, снимаясь в таких инди-фильмах, как «Одержимость», «Счастливое число Слевина» и «Чёрная орхидея». Он отказался от роли Супермена в ребуте Брайана Сингера 2006 года (в итоге этот образ воплотил Брэндан Рут) и даже был в шорт-листе на роль нолановского Бэтмена.
Потом он, похоже, выпал из поля зрения общественности. В последнее десятилетие он снимался везде понемногу: в короткометражных фильмах и маленьких инди. Хартнетт стал одним из главных героев «Страшных сказок», хоррор-сериала 2014 года, который выходил в эфир на Showtime в течение трёх сезонов. Затем он взял перерыв в профессии, чтобы заняться воспитанием двоих детей. Хартнетт, которому сейчас 41 год, похоже, постепенно возвращается с новыми проектами, в том числе и ролью в фильме Гая Ричи «Инкассаторский грузовик». В последний раз он появился в «Наследии гадюки» (сейчас идёт в ограниченном прокате), драме о семье, борющейся с опиатным кризисом.

Хартнетт поговорил с Variety по телефону из Лондона, где он периодически живёт. «У нас есть дом в Штатах, и мы переезжаем туда-сюда, — сказал Хартнетт. — Моя жена актриса Тэмсин Эгертон — англичанка. Когда у нас появились дети, она захотела проводить больше времени рядом со своей семьёй, поэтому мы часто бываем здесь». Мы перевели это интервью.
Что вас привлекло в «Наследии гадюки»?
Мы снимали этот фильм два года назад. Мир употребления опиатов и то, что стало известно как опиатный кризис на восточном побережье, были относительно неизведанными. Это было до того, как проблема стала главным предметом политического обсуждения, и до того, как многие обратили на неё внимание. Сценарий, по-моему, очень умно справился с этой довольно щекотливой темой. Я чувствовал, что если хочется хорошо рассказать эту историю, то следует рассказать и раскрыть её не до конца — показать лишь историю семьи — и оставить аудитории больше пространства для собственных размышлений. На мой взгляд, это что-то вроде маленькой поэмы
Ваше исследование включало беседы с людьми, пострадавшими от опиатов?
Да, я проводил некоторые исследования самостоятельно, и у нас также были люди, с которыми мы могли поговорить, которые либо выступали в качестве дилеров, либо сами были зависимы. Примерно в то же время, когда мы начали снимать фильм, эта история всплыла в национальной прессе. Внезапно появились все эти аккаунты из первых рук, и было много видео и материалов в Сети, которые было ужасно, но в то же время необходимо увидеть.
Это было после выборов?
Да. Это было на ранних этапах президентства Трампа. Вы правы, что указываете период времени, потому что этот кризис стал по-настоящему политическим. Но когда мы приступили к делу, вопрос был почти аполитичным. Это был человеческий кризис.
Вы играете старшего брата в семье, страдающей от зависимости и насилия. Повлиял ли персонаж на вашу личность после того, как закончились съёмки?
Я отец, и я взял на себя много «тёмных» ролей за эти годы. Я стараюсь не «выносить сор из избы» и не приносить с собой домой слишком много ярких и спорных впечатлений, которые дарит работа, потому что такие вещи могут быть очень обременительными и нездоровыми, особенно для маленьких детей. Да и в целом это не про меня. Я стараюсь программировать себя на определённую ситуацию, как можно лучше выполняя свою работу, но в каком-то смысле моя задача заключается в том, чтобы изображать эмоции, связанные с ситуацией, а не жить ими.
Я просто смотрю на вашу страницу IMDb. Похоже, что 2020 год будет для вас особенно значимым благодаря целой плеяде фильмов, выходящих на экраны. Как вы выбираете роли?
Я прочитал много сценариев. На самом деле мне очень нравится читать их, однако в киноиндустрии мало хороших, уникальных работ. Есть сценарии, которые могут удивить с первого взгляда, но как только открывается истина, ты обнаруживаешь очевидный плагиат под видом чего-то нового и увлекательного, и оказывается, что перед глазами подделка. Когда в руки попадается сценарий, в котором на сюжет смотрят свежим взглядом, это поражает меня. И чем больше я читаю, тем меньше прекрасных работ остаётся без внимания.
Есть парень, Дэниел Роби, он написал и снял фильм, который теперь называется «Цель номер один». Раньше он носил название «Интуиция». В первый раз он прислал мне сценарий шесть лет назад. Пока он пытался собрать бюджет для съёмок, он всё время звонил мне и говорил: «О, мы совсем скоро начнем». Я посмотрел этот фильм пару недель назад. Всегда удивительно наблюдать, как такие картины становятся частью чьей-то истории, и для меня это более приятно, чем работа над большой бюджетной штукой, в которую уже включена целевая аудитория. Так что да, я читаю много сценариев, а потом нахожу то, что, по моему мнению, принесёт наибольшее удовлетворение увлечённому человеку.
Сколько сценариев вы читаете?
Я читаю пару сценариев в неделю. Не очень много, но вполне достаточно. К счастью, у меня есть другие люди, которые прочтут их и скажут, если я что-то пропустил.
Вы ведь сейчас в Лондоне, да?
Да, и сегодня я участвовал в процессе ADR (речевого переозвучивания) для «Потерянного рая» (грядущий сериал от Spectrum Originals). Так что я говорил без перерывов последние пять часов, и даже не своими словами. Хорошо, что сейчас я наконец-то использую свои собственные слова. Я уже постепенно забываю, каково это.
Изменился ли кинобизнес с тех пор, как вы оказались в него вовлечены?
Я думаю, что создается много контента, но не всегда легко найти аудиторию. Кроме того, я считаю, что становится всё сложнее собрать вместе самое необходимое, чтобы снять и выпустить небольшой фильм, который будет встречен полными овациями.

Детский голос: Папа!
Харнетт: Извините, моя дочь плачет в комнате.

Ничего страшного! Я продолжу, если вам не нужно идти. Насколько для вас как для актёра важны методы дистрибуции?
Вопрос в мотивации конкретного человека. Его может случайно увидеть только 10 лет спустя какой-нибудь студент в своей комнате в общежитии, просто обновив ленту, а после обсудить его с ровесниками, которые видели его за пять лет до этого. Когда я рос, всё было иначе. Мне нравилось это чувство, когда я выходил из кинотеатра и мог поговорить об этом с кучей совершенно разных людей. Лично мне нравится, когда фильм выходит в кинотеатре, потому что тогда у него появляется непосредственный зритель. Но потом иногда в потоковой сети можно получить много хороших дополнительных материалов, и ещё больше людей увидят его быстрее. Так что я не знаю.
Помню, когда вышел «Пёрл-Харбор», и безумие вокруг него: обложки журналов и всеобщее внимание. Возникало ли ощущение, что все это абсолютно другая реальность?
Знаете, что забавно? Я чувствовал, будто всё это происходило вне моей жизни. Все эти обложки журналов, папарацци и прочее были мне чужды. Я никогда не представлял себя частью богемы. Так что сейчас я слушаю свой внутренний голос, я предпринял важные шаги, чтобы моя жизнь не была под контролем после выхода успешного фильма. Когда я был моложе, для меня было важно понять, кто я, чего я хочу для своей жизни, как преобразовать её, не оберегая себя и семью от пристального внимания. Я сделал всё это, и теперь я чувствую себя комфортно.
Какие шаги вы предприняли?
Я стал уделять больше внимания развитию себя как актёра и делаю всё для того, чтобы не погрязнуть в мире шоу-бизнеса. Как и все, я совершил много ошибок в жизни, но лишь для того, чтобы впоследствии осознать важность саморазвития. Я думаю, мне гораздо комфортней ощущать себя актёром, которому по плечу любая роль.
Я видел интервью, которое вы дали несколько лет назад, где вы говорили об отказе от трех больших ролей — Человека-паука (позже сыгранного Тоби Магуайером), Бэтмена (Кристиан Бейл) и Супермена (Брэндон Рут). Я был немного сбит с толку. Вы действительно прошли прослушивание на все три роли? Или просто не хотели, чтобы вас связывали с персонажем?
Я не отказывался от Человека-паука. Я не знаю, откуда взялась эта информация. Я отказался от Супермена. Но в тот момент похожих предложений было действительно много. Во время деловых встреч с этими режиссёрами все сводилось к одному вопросу: «Тебе это интересно?» Я поговорил с ними о том, что они делают, и в конце концов решил, что эта гонка не для меня. Я выбрал другое направление.
Вы когда-нибудь проходили прослушивание на роль Бэтмена? Или это было просто предложение воплотить образ?
Нет, не было ни прослушивания, ни предложения. Это был разговор с режиссёром (Кристофером Ноланом). Я думаю, дезинформации в Сети достаточно. Стоит только упомянуть один раз, и разгорится пламя. Но я не хочу рассказывать эту историю снова и снова/
Мне интересно создавать искусство, быть частью мирового кинематографа и играть необычные роли. Я также много лет пишу сценарии и хотел бы, чтобы некоторые из этих работ стали чем-то большим. Я не знаю, какое амплуа мне выбрать. Может быть, стану продюсером. Я снял несколько музыкальных клипов и подумал о режиссуре, но я не хочу этого делать до тех пор, пока история, которую я рассказываю, не поглотит меня полностью.
Сколько сценариев вы написали?
Я написал три за последние три года. Есть сценарий 2002 года, который заинтересовал кое-каких режиссёров. Они хотели видеть меня в собственной постановке в качестве актёра, однако я отказался, и всё сошло на нет. Это был скорее эксперимент. Но для меня это стало призывом к дальнейшему действию. А потом, когда у меня появились дети, я взял небольшой перерыв в актёрском мастерстве и начал писать снова. Это было правильным решением.
Вы снялись в сериале Showtime «Страшные сказки». Ждёте ли вы продолжения?
Мне понравились «Страшные сказки». Я считаю, что идея была прекрасно реализована, но ничто не вечно. Кроме того, большая часть людей из команды работала только над полнометражными фильмами, и всем хотелось двигаться дальше.

Ссылка


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Интервью Джоша / Josh's interviews