Josh Hartnett Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Статьи о Джоше / Articles about Josh


Статьи о Джоше / Articles about Josh

Сообщений 181 страница 199 из 199

181

Джош не сходит со страниц глянцевых журналов!  :flag:  :jumping:

GQ Russia

Я, конечно, радуюсь безмерно, но... вам эта шумиха ничего не напоминает? У меня одной дежа вю? Но Джош сам подчеркивает, что он очень изменился, вчера на ТВ вон вообще сказал, что иногда не узнает себя на фотографиях того времени - настолько он изменился! Ура, в общем!!!! :flag:

182

valerie написал(а):

Я, конечно, радуюсь безмерно, но... вам эта шумиха ничего не напоминает? У меня одной дежа вю? Но Джош сам подчеркивает, что он очень изменился, вчера на ТВ вон вообще сказал, что иногда не узнает себя на фотографиях того времени - настолько он изменился! Ура, в общем!!!!

ППКС! Причем, настолько сильно видна разница, особенно в ответах на интервью, будто нам его подменили!  o.O

Джош рассказывает, как учился ловкости в обращении с оружием.
Hartnett 'not comfortable' with guns

Josh Hartnett has told how he trained hard to look natural with a gun in new TV show Penny Dreadful.

The Pearl Harbour actor plays sharpshooter Ethan Chandler in the gothic horror tale, but revealed filming restrictions during the shoot in Ireland meant he didn't get a lot of time to work on his weapon skills.

"I've shot a few guns in the past for movies like Black Hawk Down, but I'm not that comfortable with them," he said.

"In Britain, it's not that easy to have a gun on set and even less so in Dublin, so I was allowed the guns for about as long as you saw them on screen."

For that reason, the 35-year-old trained hard back on US soil to look like he could handle his pistol as the American gun for hire, who is recruited to help rich explorer Sir Malcolm Murray (Timothy Dalton) and the mysterious Vanessa Ives (Eva Green) in the hunt for a monstrous killer.

"I did some work with these weighted rubber guns so I could learn to do some spinning. I couldn't tell you whether I can shoot from the hip, that's the magic of cinematic television!" he said.

The series, set in Victorian London, sees Josh return to the small screen for the first time since he was 18.

The actor said one of the things that drew him to the eight-part series was the chance to work with creator and writer John Logan and Sam Mendes, one of the executive producers.

"It was really about the collaborators for me, being able to work with John and Sam, and Juan Antonio Bayona, who directed the first two episodes. He started it with such grace, and it's so filmic because of his direction right at the beginning," he said.

The Hollywood star insisted the series is about more than just "thrills and chills", saying: "The ambition is to create a vessel that is so large, anything can be poured into it."

:: Penny Dreadful begins on Sky Atlantic tonight (May 20).
Ссылка

183

Джош рассказывает о "Страшных сказках", о сцене с орхидеями в "40 дней и 40 ночей" и о многом другом.
Интервьюер
http://s018.radikal.ru/i515/1405/38/e858978e81b3.jpg
Josh Hartnett: 'I Don't Understand The Biology Of That Flower Scene In 40 Days And 40 Nights'
The Debrief: So can you tell me a bit about Penny Dreadful? It’s pretty damn terrifying.
Josh Hartnett: Basically, John Logan the creator wanted to take these monsters from 19th-century literature, put them all in 1891 London, and have them living here like real people. My character is an American who’s kind of a way for the audience to enter into this world. He’s working in a wild west show and gets recruited for his shooting ability by Eva Green to come help her in a matter that must remain very secret...

DB: Intriguing. People seem up in arms about the male nudity going on.
JH: Ahh, you’ve seen my butt.

DB: Erm. Yes.
JH: John wanted the sexuality to be frank; he didn’t want it to be coy. I guess it just allows you to sit in the story a little bit more easily. We didn’t want the show to be one of those shows that sort of ‘wink’ at you the whole time. We wanted to treat it like reality as best we could. Sorry, is this making sense? I only got two hours sleep because of the time change. I’ll do my best!
DB: You are DB: MORE than fine. Trust us. So was there a conscious effort to get away from the teen heartthrob thing after Pearl Harbour? You’ve been working in indie films since then…
JH: It was a conscious effort to get away from being typecast as anything, really. What I was hoping for was a long and independent career and I don’t mean as far as independent film goes. I didn’t want to be stuck doing one particular thing. There were certain actors who I felt at the time were kind of pigeonholing themselves by playing to type too often. I didn’t want to end up like that.

DB: Loads of your early films like The Faculty and The Virgin Suicides are experiencing a revival thanks to the whole 90s nostalgia thing ATM…
JH: It’s funny, I don’t really read the press about myself. I think it would go to my head and I’d become more of an asshole! But my friends have said they’ve been reading articles recently about things that I’d done back in the late 90s, like little retrospective articles. That’s flattering. I like that people still enjoy The Faculty. That was the first film I was hired for.

DB: Really?
JH: Yeah, I did Halloween H20 and The Faculty at the same time but The Faculty was the one I was hired for initially and I was made to do H20 if I was going to do The Faculty. That was an old [Harvey] Weinstein trick, back in the day.

DB: I’m guessing you had your fair share of screaming girls outside hotels back then?
JH: The screaming outside of hotels, that sort of adulation you sort of see a lot in our business and you know, it’s not really for you. The way I explained it to myself at the time so that I could not get a big head is that there are certain number of places in teen idolatry that need to be filled. At any given time there are three or four guys that the girls have to go crazy for and they are all specific types.

I was like, ‘I’m one of those types right now, and that’s it and I’ll fill the space for as long as it is until the next one comes along and that’s what happens, but it’s not about your work.’ And that was the thing that bothered me because I wanted the work to be fun and challenging and that to be the story, as opposed to you know, ‘Look at all the people outside your hotel room.’

DB: So no wisdom to impart to those chaps in Hollywood in your position today?
JH: I would never give advice to anyone that I couldn’t take myself. No-one would ever listen and why would they? I wouldn’t listen back in the day to some old, weathered veteran…

DB: No! Don’t say these things Josh! Tell us about that flower scene in 40 Days And 40 Nights
JH: I think that was some creative work by Rob Perez who wrote the script. I don’t know, that movie is basically just about sex, right? I mean it’s like, sort of a clever way of getting into the fact that it’s about sex, because it’s about not having sex. But underneath he’s a really sweet guy. I think that scene says a lot about what kind of a guy he is. All I did was play the role you know, but it is a very sweet scene in a way, isn’t it?

DB: It is very sweet, but we’re not sure if it actually works IRL…
JH: Yeah, I don’t know either. I don’t know the biology of it.

DB:
So you said recently that you think you’re a difficult boyfriend, how come?
JH: I just said I was difficult because the interviewer was asking me if I thought I was difficult, what are you supposed to say to that? No, I’m the most perfect boyfriend ever? Of course!

DB: I mean…
JH: No, I think the question they asked was, ‘What would you say is most difficult about you?’

DB: Oh OK. And what is?
JH: I think my girlfriends would all get together and say that my expectations of everything are too high. That’s probably the issue that I have most trouble with in my life. It’s bit me quite a few times, but I don’t want to live any other way. So I have high expectations.

DB: So what’s easier – dating famous women who ‘get’ the whole celebrity thing or the opposite?
JH: I think it’s both. There are certain elements that are easier. Someone understanding the hours and that you travel a lot is good. But then there are difficulties that come along with it because you have two people living in a very heightened reality and moving all over the world. So you have to have some sort of empathy for their situation and that’s difficult, you know? You want your significant other to be around all the time. Everybody does. If you’re getting along. I think it’s a difficult business for people to maintain long-term relationships for a lot of reasons, so it’s both good and bad, I don’t know.

DB: So no-one knows?
JH: Exactly. No-one knows anything.

DB: So what’s next?
JH: I’ve got a couple of films that I’m working on right now, but the ink isn’t dry on any of the contracts, so I can’t really talk about them. Thirty five is a weird age; I think I’m like five years behind. They always say, you become obsessed with building something, building your work, building your reputation among your peers and all that sort of stuff and it didn’t really hit me until like the last year, and I was like, ‘Oh man, the clock’s going past really quickly! I better get to work! I better actually create something that’s lasting here!’ So I am kind of obsessed with making good work right now, and I just want to get right back into the game.

Источник

184

:flag:
Перевод статьи  :flag:

Свернутый текст

Джош Хартнетт: Мне непонятна биология сцены с цветком в фильме «40 дней и 40 ночей»

Итак, можешь ли подробнее рассказать о Penny Dreadful? Это довольно страшный сериал!
JH: Вообще-то, Джон Логан, создатель, хотел собрать известных литературных монстров 19 века, поместить их в Лондон 1891 г и пусть они живут, как обычные люди. Мой герой – американец, он кто-то вроде проводника для зрителя в эту историю. Он работает в Шоу Дикого Запада, и из-за того, что превосходно стреляет, его нанимает героиня Евы Грин помочь в … а это пусть останется в секрете.

DB: Интригующе. Но похоже, что зрители в штыки восприняли обнаженных мужчин
JH: Аа, вы увидели мой голый зад.

DB: Ну… да.
JH: Джон хотел , чтоб сексуальность в сериале была откровенная, не застенчивая. Мне кажется, это поможет зрителям. Мы не хотели, чтоб наш зритель постоянно  хлопал от удивления глазами. Мы хотели как можно лучше обыграть эту реалистичность. Простите, а я понятно выражаюсь? Из-за смены часовых поясов я спал всего два часа, но я стараюсь.

Более чем. Доверься нам. Так у тебя это была сознательная попытка уйти от образа сердцееда после выхода «Перл-Харбора»? Ты ведь начал сниматься в индипроектах…
JH: Действительно, это была сознательная попытка избежать ассоциации с чем-то. На что я надеялся – это на долгую и успешную карьеру, но я не рассчитывал на то, как обстоят дела с независимым кино. Мне не хотелось делать одно и то же. В те времена были актеры, которые просто вынужденно снимались в однотипных ролях. Я не хотел закончить, как они.

Сейчас большинство твоих фильмов - «Факультет», «Девственницы-самоубийцы» - воспринимаются с ностальгией по кино тех времен…
JH: Это прикольно. Но я действительно не читаю, что обо мне пишут. Боюсь, это отпечатается у меня в голове…. Но мои друзья рассказывали, что читали статьи о моей работе в конце 90-х, такие ретроспективные обзоры. Это приятно. Мне нравится, что люди до сих пор смотрят «Факультет». Это моя первая работа в кино.

DB: Правда?
JH: Да, я снимался в «Хэллоуин: 20 лет спустя» и «Факультете» одновременно. Но в «Факультет» меня пригласили раньше, и мне пришлось сняться в «Хэллоуине», раз уж я снимался в «Факультете» – это такой трюк от Харви (Вайнштейна).

DB: Полагаю, после этого под окнами твоей гостиницы толпились вопящие девушки?
JH: В нашем бизнесе подобные крики и вопли, лесть и обожание –это не совсем относится к тебе лично. В то время я успокаивал себя тем, что подросткам необходимо заполнять слишком много пустоты внутри себя. Всегда, во все времена, есть три-четыре парня, из-за которых девчонки будут сходить с ума.
И я сказал себе «Прямо сейчас – я один из этих парней, надо принять это. Мне придется занимать это место, пока не появится кто-то на смену. И это обязательно произойдет. Но это не должно отразиться на  моей работе. И в общем, это меня беспокоило, потому что я хотел, чтоб работа мне доставляла удовольствие, хотел расти профессионально, а не  стремился к «посмотри, сколько людей ждет тебя на выходе из отеля!».

DB: Так есть ли какой-нибудь мудрый совет современной голливудской молодежи?
JH: Я бы никогда никому не пожелал того, что бы не смог сделать сам. Да никто бы и не стал слушать – и зачем? Я бы и внимания не обратил в то время на слова какого-то пожилого, умудренного опытом, ветерана…

[b]DB: Нет! Не говори так, Джош Лучше расскажи нам о сцене с цветком в фильме «40 дней 40 ночей»[/b]
JH: Думаю, это была креативная находка автора сценария Роба Переца. Не знаю, вообще-то это фильм о сексе, не так ли? Такая попытка поговорить о сексе, исходя из предположения, что главный герой сексом не занимается. Но он очень милый парень. И думаю. именно эта сена многое рассказывает о нем. Все, что я делал, это играл свою роль, понимаешь. Но сцена действительно хорошая.

DB: Да, она очень милая, но мы не уверены, как это все работает
JH: Я тоже не в курсе. Биология этого мне не известна.

DB: Ты недавно сказал, что ты довольно проблемный бойфренд, с чего ты это взял?
JH: Я просто сказал, что со мной трудно, потому что журналист меня спросил, считаю ли я, что со мной сложно. Что я на это должен был ответить? Нет! Я самый идеальный в мире парень? Ну, да!

DB: Мне кажется…
JH: Нет, я думаю, то, что они хотели спросить можно сформулировать, как «Что самое сложное в жизни с тобой?»

DB: Ну, хорошо, и что же?
JH: Думаю, все мои предыдущие подруги могли бы собраться вместе и подытожить, что я всегда слишком много ожидаю. Наверное, именно из-за этой своей особенности со мной и происходило большинство жизненных разочарований и неприятностей. Пару раз это действительно очень больно ранило, но по другому я жить не хочу. Значит, у меня высокие требования и ожидания.

DB: Что легче – встречаться со знаменитой женщиной – которая в курсе всех прелестей жизни «селебрити» или наоборот?
JH: Думаю, это палка о двух концах. В чем-то легче. То, что кто-то понимает, что тебе приходится постоянно разъезжать, это хорошо. Но потом наступают такие сложности, когда двое вынуждены жить в некоей преувеличенной реальности, причем, по всему миру. А значит, между ними должна быть сильная внутренняя связь, но это трудно, понимаешь? Потом ты хочешь, чтоб этот кто-то, близкий тебе, постоянно был бы рядом. Все этого хотят. И все равно остаешься один, я думаю, этот бизнес не для тех людей, кто хочет поддерживать длительные отношения, и по многим причинам. В общем, и хорошо, и плохо, я не знаю.

DB: Значит, никто не знает?

JH: Точно, никто ничего не знает.

DB: И что дальше?
JH: Прямо сейчас у меня есть пара фильмов в разработке, но чернила пока не просохли ни на одном из контрактов, поэтому я не могу и говорить о них. 35 – довольно опасный возраст, думаю, мне еще лет пять осталось. Все всегда говорят, что начинаешь  привязываться к чему-то  - строишь свою карьеру, репутацию, и все такое, но меня это никогда не заботило, до прошлого года, правда. Я тогда сказал себе: «О, чувак, часики затикали что-то слишком быстро! Лучше-ка я вернусь к работе! Лучше я действительно сделаю что-то достойное!» В общем, я сейчас я немного одержим тем, чтобы сделать хорошую работу, и хочу вернуться в игру.

Однако, Джош не перестает радовать! Так повзрослел! Успехов тебе! Мы были с тобой в годы твоей "сознательной самоизоляции", а уж сейчас точно не отойдем в сторону - поддержим!

Отредактировано valerie (2014-05-22 20:55:31)

185

valerie, интервью замечательное!
Спасибо!)

186

valerie
Спасибо за перевод! Читать горячее и горячее)

valerie написал(а):

Мы не хотели, чтоб наш зритель постоянно  хлопал от удивления глазами. Мы хотели как можно лучше обыграть эту реалистичность.

Вот правильно. С первых кадров такую попу сцену, а дальше, чего уж удивляться, настроили, что могут показать нам фсё, что угодно...  :P

valerie написал(а):

Мне нравится, что люди до сих пор смотрят «Факультет». Это моя первая работа в кино.

Ах, Зики бой... :love:

valerie написал(а):

это такой трюк от Харви (Вайнштейна).

Харви и тут оставил свой след.

valerie написал(а):

Я бы и внимания не обратил в то время на слова какого-то пожилого, умудренного опытом, ветерана…

То ли Джош так говорит уже о себе, и о своих советах, или о том, что не станет слушать советов от "пожилых, умудренных опытом ветеранов"?

valerie написал(а):

Я тоже не в курсе. Биология этого мне не известна.

Лукавит, думаю) Девушки иногда откровенничают... В порядке эксперимента, мог бы попробовать, если даже глядя в монитор, что то чувствуешь  (не буду углубляться), то, без контактный оргазм , вполне может стать реальностью при определенных обстоятельствах...  (главное, кто в главной роли)

valerie написал(а):

все мои предыдущие подруги могли бы собраться вместе и подытожить, что я всегда слишком много ожидаю.

У меня ещё один сценарий вырисовывается) стоит ли собирать их вместе?)

valerie написал(а):

И все равно остаешься один, я думаю, этот бизнес не для тех людей, кто хочет поддерживать длительные отношения, и по многим причинам.

Значит, пока не стоит покупать свадебных подарков)

valerie написал(а):

Прямо сейчас у меня есть пара фильмов в разработке, но чернила пока не просохли ни на одном из контрактов, поэтому я не могу и говорить о них.

Ура! Достаточно пока и того, что узнали. Хотя, любопытство одолевает)))

187

Людмила написал(а):

valerie написал(а):
И все равно остаешься один, я думаю, этот бизнес не для тех людей, кто хочет поддерживать длительные отношения, и по многим причинам.
Значит, пока не стоит покупать свадебных подарков)


Ох, как мне эти слова напоминают подобное высказывание еще одного известного человека))) Прямо один в один) Мол, сложно иметь серьёзные отношения, когда ты вечно колесишь по свету. Одними смсками сыт ведь не будешь.

188

Marie Claire   :cool:  :flag:

Josh Hartnett: Older, Wiser And Just As Hot As We Remember...

Josh Hartnett had it all, gave it 
up, and now he’s back in summer’s biggest TV series, Penny Dreadful. Here he talks to Marie Claire's Martha Hayes about his Hollywood vanishing act and the hot new show we can't stop talking about...

There was a moment in the late 90s when Josh Hartnett was Hollywood’s floppy-haired, dimple-cheeked golden boy, courted by every director from Ridley Scott to Sofia Coppola. He set teen hearts racing in The Virgin Suicides, The Faculty and Pearl Harbor, had Scarlett Johansson and 
Helena Christensen on his arm, regularly turned down the role of Superman and was voted, wait for it, PETA’s Sexiest Vegetarian Alive in 2003.

It seemed everyone wanted a piece of his royal ‘Hot-nett’, as he was then known, only he didn’t want to play ball. Quickly abandoning blockbusters for (often dubious) indie flicks, he continued to work steadily; but, by Tinseltown standards, he disappeared into oblivion.

Cut to 2014 and there’s much buzz about the major  gothic horror TV series produced for Showtime/Sky Atlantic by Sam Mendes. Hartnett, now 35, stars in Penny Dreadful alongside Eva Green, Billie Piper and Rory Kinnear in what’s easily his most-talked-about role in a decade, as well as his first project for TV since he started out in short-lived US crime series Cracker (a remake of the British original starring Robbie Coltrane) in 1997.

It’s an intriguing comeback, and I’m equally taken aback when he calls me from LA for our interview. Back in the day, he would have been swarmed by minders, now there’s not even a publicist to connect the call, just a polite, particularly deep voice (a bit like John Hamm’s) that greets me with a friendly, ‘Hi, this is Josh Hartnett.’ As we talk, there’s a quiet reflection, a thoughtfulness about him, that makes me grateful to be interviewing him now rather than ten, even five years ago, when he had a chip on his shoulder the size of Pearl Harbor and seemed to wince his way through every press junket.

Still, I choose my words carefully. ‘You stepped away a little bit’ I suggest, not wanting to insinuate he was ever out of work, as that phrase often does, when Hartnett corrects me. ‘I stepped away quite a bit. I left Hollywood. As an 18- to 22-year-old I was incredibly lucky, working with some fantastic people, but after [2001 war drama] Black Hawk Down it was all too much for me and I decided I needed time to figure out what I was about. I was spending my entire life on film sets and the fame was daunting.’

He left Los Angeles in those heady, early days, preferring to divide his time between New York and Minnesota, where he was born. Even now, he returns with reluctance; he is currently only there for ‘meetings’. Hollywood has a habit of swallowing up its young stars and spitting them out again. Having avoided rehab and scandal by orchestrating his own escape from the limelight, it’s no wonder he views it as one of the best things he ever did.

‘I’m sorry if I disappointed people; it wasn’t intentional, but in the midst of the pressure of people wanting you to do these huge franchise films or chasing you around, there is no privacy. And that pressure cooker made me realise I needed a simpler life, so I went back to Minnesota. I missed the faster pace of this business and there were times it felt too isolated, but it was important for me to construct myself into a better human than when I was younger.’

Brought up largely by his father, a building manager and 
jazz musician, alongside his three half-siblings, he says, ‘My 
family says I was an existentialist from the age of 12.’ A natural worrier, he clearly wrestled with his fate. ‘When things became heavy in the industry I started to think about what I might be missing back home, what the possible pitfalls were of spending a life trying to be other people. How could I become more like the people that I grew up with?’

As a result he hasn’t always made the most popular decisions – passion projects such as 2006’s Black Dahlia with Scarlett Johansson or Resurrecting the Champ, opposite Samuel L Jackson in 2007, bombed at the box office – but while he was once defensive, Hartnett admits he’s now ‘more easy-going’ about what he wants to work on. ‘It’s actually more fun because you don’t feel a weight on your shoulders. I don’t know why I did that to myself. I guess it was just my age. We’re idealistic when we’re young.’

For someone who’s spent his career turning down franchises, doesn’t Penny Dreadful – a ‘psychological and highly erotic’ mini-series with the potential to run and run – seem like a huge commitment?

‘The business has changed dramatically, and you can’t avoid franchises or work in TV. Actors are going to follow great film-makers [into TV], and that’s what it was really about for me,’ he explains. ‘When you’re younger you try to define yourself separately to what people think of you, but now I’m 35 I don’t take people looking at me quite as seriously, so it’s much easier to take on something that is maybe more definitive.’

He says he’s ‘lost the fear’ of people coming up to him when he goes out: ‘I don’t feel like I need to hide any more. I used to think I needed to protect my anonymity, so I only went to places with my friends and ignored people I didn’t know. But that was a dead-end road because it’s pretty narcissistic. So I’ve gone in the other direction. My theory is if they get aggressive, I’m 6ft 3in and I’m not small. I would be much more afraid of being famous if I were shorter and more vulnerable.’

He is genuinely surprised that, when he spent six months in Ireland filming Penny Dreadful, ‘nobody tried to pick a fight with me,’ so maybe he’s still got some way to go in losing that fear and cynicism, which could be misinterpreted as arrogance and probably has in the past. He’s not on Twitter or Instagram – ‘I don’t know why I would; I still keep in contact with everybody regularly just by the old phone’ – and is happily unaware of sites dedicated to his relationship history. ‘That’s terrifying. That was probably an ex who was pissed off.’

He was portrayed as a bit of a cad, back in the day. ‘People portray you in all sorts of ways, but I don’t think that’s accurate. Define cad...’ Someone who, erm, gets around? ‘Well, I was never callous.’ Are you dating at the moment? ‘I’ve been with someone for a while.’ It’s rumoured to be Brit actress Tamsin Egerton, his co-star on forthcoming movie Singularity. He did, after all, once say, ‘It’s hard for me to work closely with a girl and not completely fall in love with her as a person.’

Hartnett won’t elaborate on that and our conversation comes to a close as he braces himself for his day of meetings – something he sounds more enthusiastic about than perhaps he once did. ‘It’s always interesting meeting directors; their perception of you shifts as they get a better idea of who you are. There are films that, unless you sit down and talk to someone about, they would never consider you for. For the first time in a long time I’m excited. I have Penny Dreadful to thank for that. Just being on set and the camaraderie you feel when you’re in collaboration with others – it’s something I’ve missed.’

Read more at http://www.marieclaire.co.uk/blogs/5466 … tbsEOEK.99

189

Вот, что появилось на просторах рунета))

Сильно я сомневаюсь в достоверности этого интервью, но... мало ли))

Ссылка

190

valerie написал(а):

Вот, что появилось на просторах рунета))

Сильно я сомневаюсь в достоверности этого интервью, но... мало ли))

ППКС!
Принесу сюда, может, кто нибудь подаст на Woman.ru: в суд))) Не могу представить, что бы Джош произнес хоть одну из этих фраз. Имхо- статья полностью сочинена автором, хотя пару журналов и статей перед написанием изучено.
:canthearyou:

Джош Хартнетт: о мистической Еве Грин, собственных страхах и поиске счастья

Голливудский баловень с биографией. Красавчик с хорошей драматургической школой. Обычно так критики характеризуют Джоша Хартнетта – звезду картин «Перл Харбор», «Падение «Черного ястреба», «Счастливое число Слевина». Популярный актер любит играть с жанрами в кино. Боевик, комедия, сериал. Сегодня обаятельный Хартнетт звезда нового и громкого проекта «Страшные сказки». Сериал можно увидеть на телеканалах Амедиа и сервисе Амедиатека. Woman.ru стал единственным российским изданием, кому Джош Хартнетт дал эксклюзивное интервью.
Woman.ru: Джош, вы звезда большого кино и вдруг соглашаетесь на сериал «Страшные сказки». С чем это связано?

Джош Хартнетт: Работу над «Страшными сказками» начали режиссер и сценарист суперуспешной 23-й «бондианы» «Координаты «Скайфол»» Сэм Мендес и Джон Логан. Я встретился с Логаном и представителями канала-заказчика Showtime. Узнал, что предстоит работать в отличной команде, а я убежден, что это самое главное при съемках в сериале, которые могут идти годами. Я очень верю в Джона как в сценариста и в Сэма как в режиссера, а теперь и продюсера. Это первая причина. А вторая - сценарий потрясающий. Перед тем, как подписать контракт, я читал синопсис двух первых серий и не мог оторваться. У меня появилась надежда, что Джон в дальнейшем даст моему герою развернуться. Так и вышло. Он сказал мне: «Слушай, мы всегда хотели, чтобы именно ты сыграл эту роль, и предлагаем сотрудничество. Мы будем создавать образ Итана Чандлера только с твоей помощью». Так и вышло. А завтра, например, мы обедаем с Джоном Логаном и обсуждаем уже второй сезон. И это огромное удовольствие – работать в тесном взаимодействии с людьми, особенно с такими уважаемыми и талантливыми.

Woman.ru: Вы играете вместе с Евой Грин и Тимоти Далтоном, получается три разных подхода к работе, актерская «химия» случилась?
Д. Х.: «Химия» замечательная. Мы из очень разных миров. Ева очень сдержанный человек, она создаёт на экране темные, мрачные образы, и обладает особой притягательностью. Я давно слежу за ее ролями и всегда восхищаюсь ее работой. А Тимоти совершенно другой. У него театральная подготовка, он любит экспериментировать и смотреть, что получится. У него такой богатый голос, стать, обаяние, и он норовит попробовать все подряд - что-то да выстрелит. А я предпочитаю все заранее изучить и прийти на площадку с конкретным представлением о том, каким должен быть герой.
Но потом все равно на площадке все меняется – надо почувствовать партнеров, эмоционально ухватить сцену и смотреть, что будет. И в такой ситуации, думаю, возникает особое электричество. Мы заставляем себя играть не так, как привыкли. Нам друг с другом не слишком комфортно, мы вряд ли когда-нибудь запоем в унисон. А значит, искра не погаснет.

Woman.ru: В этом сериале действуют знаменитые персонажи – Дракула, Франкенштейн, Дориан Грей. Вам приходится думать, чувствовать, одеваться и вести себя так, как это делали в XIX веке, в викторианском Лондоне. Это вас обогатило как актера?

Д. Х.: Всегда здорово играть, когда декорации создают другой мир, и он встает перед тобой во плоти. Очень волнующий момент, когда впервые заходишь на съемочную площадку в исторических или в научно-фантастических декорациях, непохожих на твою обычную жизнь. И видишь, во сколько обходятся съемки. Сразу чувствуешь себя обязанным играть как следует – ведь все так продумано и столько денег вложено в производство. Костюмы тоже помогают – они ведь сидят на тебе по-своему, и двигаешься ты в них не так, как обычно. Тогда понимаешь, что костюм – важная часть твоего героя.
Вот Итан утром встает и надевает свою одежду - как ему в ней, как она на него влияет? Почему он выбрал эти вещи? В начале сериала мой герой непонятный, загадочный тип. Повезло, что мне по роли надо носить на поясе тяжелые пистолеты, их вес добавляет веса образу, ноги словно движутся независимо от туловища. Потом Итан не снимает шляпу – как я понимаю, она для него вроде оберега или любимой игрушки, а еще это возможность спрятаться. Бейсболок у них тогда не было, вот он и таскает свой котелок. Мы думали насчет перчаток без пальцев, но оказалось, что с ними много мороки. Они постоянно рвались, это ужасно раздражало. В конце концов решили, что он будет носить обычные перчатки. Каждая деталь тщательно продумывается.

Например, какие цвета он носит – много коричневого и чуть-чуть зеленого, а все остальные в основном в черном и сером. Франкенштейн тоже носит зеленый, а Дориан Грей все время в фиолетовом. А откуда это берется? Я обсуждал это с художниками по костюмам и сценаристом Джоном Логаном, тогда и понял, что все эти штуки - символы и для зрителя, и для персонажа.

Woman.ru: «Страшные сказки» местами очень страшная история. А что пугало вас в детстве? Вам вообще нравилось бояться?

Д. Х.: Я думаю, все это любят. А когда я был маленьким, то очень любил ужастики. Не считая, конечно, приключенческих фильмов, вроде «Звездных войн», «Индианы Джонса», и, конечно, «Бэтмена». Мне кажется, в детстве я даже больше любил темные аспекты мира «Бэтмена», чем яркие краски мира «Супермена». Я думаю, нас привлекает тьма, потому что мы не сталкиваемся с ней ежедневно. Она будто изобличает вечный страх, который живет в нас – назовём его экзистенциальным, – страх того, что смерть таится за углом. Когда я был ребенком, когда я был еще слишком мал, чтобы смотреть такие фильмы, я пошел с моим другом и его отцом на «Молчание ягнят». И это оказалось одним из самых страшных моментов моей жизни. Я потом неделю не мог заснуть. Серьезно.

Woman.ru: А сколько лет вам тогда было?

Д.Х.: Где-то 11 лет. А как-то целую неделю еще на кассетном видеомагнитофоне я смотрел по ночам «Полтергейст» и все серии «Кошмара на улице Вязов». Это был период, когда я боялся вечерами выходить на улицу. Если мне приходилось идти, например, от друзей поздно ночью, я бежал со всех ног. Вряд ли я когда-либо бегал так быстро, как когда смотрел эти фильмы. Но само чувство, что за каждым углом тебя кто-то поджидает, это здорово. Это дает такой заряд нервной энергии, который окрашивает каждый твой день, делает его немного ярче.

Woman.ru: Вы играли в очень мрачных фильмах – «Хеллоуин: 20 лет спустя», «Черная орхидея», «30 дней ночи», теперь вот «Страшные сказки». Чем вас так привлекают жуткие темы?

Д. Х.: Думаю, тем, же, что и светлые. Я и смешное люблю играть, когда разрешают. Весь кайф моей работы – в разнообразии. Можно играть в мрачнейшем «Я прихожу с дождем», а это один из самых черных фильмов с моим участием, а затем сразу в «Счастливом числе Слевина», ужасно легкомысленном, хотя и не без мрачного подтекста. Здорово переключаться с одного на другое, мне это нравится. Я и себе, и зрителям бросаю вызов. А в таком сериале масса возможностей обмануть зрительские ожидания.
Я стал большим фанатом телевидения, смотрю сериалы – «Клан Сопрано», «Безумцы», «Во все тяжкие» и, знаете, даже «Игру престолов». Я просто наблюдаю за тем, как зрительские – то есть мои – представления о героях со временем обогащаются и становятся объемнее. Именно этого я хочу добиться в большом кино, где у меня только 2 часа экранного времени. Так что съемки в сериале, то, о чем вы меня спрашивали вначале, совершенно логичный шаг, и мне повезло получить эту работу.

Woman.ru: В Голливуде актеров обычно выбирают по послужному списку и по их способности привлекать зрителей. Важно ли вам участие в фильмах без огромного бюджета и громкого промо?

Д. Х: Вас интересует, трудно ли сниматься в авторском кино, а потом получать предложения играть в коммерческом?

Woman.ru: Именно.
Д. Х.:: Очень трудно. В кинобизнесе в последнее время во главе всего стоит прибыль. Сегодня ни один из известных мне актеров не может в одиночку гарантировать кассовый успех. Есть много звезд, которые снялись в одном хите, в другом, а потом раз – и на следующий фильм публика не идет. Меня всегда раздражало и казалось очень странным, что актерская репутация и даже будущая карьера настолько зависят от сборов в первый уикенд. Но такова жизнь. Хотя я всегда старался – и у меня получалось – конвертировать кассовый успех в действительно интересные вещи.

Рано или поздно авторское кино кто-нибудь посмотрит. Кстати на улице я чаще получаю комплименты за фильмы, которые не имели большого успеха, чем за роли в блокбастерах. Если ты сделал что-то нешаблонное, а кто-то потом это увидел, то он чувствует особую искренность и доверие. Фильм становится его любимым в отличие от кино, которое ему навязали с помощью рекламы. При всем при том, жизнь заставляет сниматься в блокбастерах — это неплохие деньги. Так что приходится жить под двойным давлением: и верность профессии сохранять, и бюджеты оправдывать.

Woman.ru: За 15 лет в профессии как вы изменились и какими современными знаниями хотели бы обладать тогда в 20 лет?

Д. Х.: Я считаю, что сослагательное наклонение невозможно. Жизнь – это всегда испытания. Я лучше буду жить в настоящем, а не вздыхать с сожалением: «О, если бы я тогда-то сказал то-то и сделал бы так-то!» Вернуться невозможно, да я и не хочу. За 15 лет в кино у меня накопилась масса интересного опыта. Я жил очень счастливой жизнью. Сыграл несколько очень громких ролей, ролей года, а потом были очень маленькие, камерные роли. Мне страшно повезло, что я мог всем этим заниматься, и работать с интересными людьми. Я много внимания уделял дому, друзьям, семье, путешествиям – всем тем вещам, которые, как я считаю, крайне важны для развития личности. На тот свет я соберусь со словами, что жил полной жизнью и все жадно впитывал. Для меня это всегда было важно, и я всегда держу в голове эту мысль, когда решаю в какой проект идти.

Woman.ru:Спасибо большое за этот разговор. Ждем ваших новых работ.

Д. Х.: Спасибо и вам. До встречи, Россия!

191

Josh Hartnett diventa papà?
di Lucia Pittella|
Washington|
Aggiornato: 24 luglio 2014

Josh Hartnett è l'attore più sexy del mondo
di Angela Lonardi|
Washington|
Aggiornato: 24 luglio 2014

Copyright © 2014, Mediamass Italia via AMP™.

Josh Hartnett è l'attore più pagato al mondo
di Monica Malaguti|
Washington|
Aggiornato: 24 luglio 2014

...какой бредятины в Италии не прочитаешь.... выбирали кольца... беременные... самый дорогооплачиваемый в мире...
...радует лишь, что хоть гадости не пишут...

192

valerie, прошу, как будет время и настроение, перевести статью нам, страждущим! http://forumfiles.ru/files/0000/0e/cb/11831.gif

Movie star Josh Harnett looks for trouble in 'Penny Dreadful'

Handsome actor tries something different with a new TV series.

If trouble isn’t lurking around the corner, Josh Hartnett goes looking for it. It’s a way of life for him, he says, as he unhinges his long legs and perches in a wing chair in a hotel at Pasadena, California.

“I’m a person who’s drawn to struggle and I’m drawn to challenges, so if there’s not a tough time in front of me, I’ll try to find one,” says the star of such projects as Black Hawk Down, Pearl Harbor and 30 Days Of Night.

Hartnett quit drama school after six months, snagged his first TV series at 18 and has continued to juggle ambition with reason ever since.

“I feel like adversity breeds depth and growth,” he says. “And I don’t think you have to create it for yourself, but you can find it. I think that can lead to a more interesting experience, a more rewarding experience.”

There have been tough times, he says. “But I think a lot of them were because I seek out experiences that are different or challenging that leads me to that place.”

He’s in that place again with his role as the American sharpshooter adrift in Victorian London in Showtime's Penny Dreadful. It’s Hartnett’s first foray into cable TV's dark recesses. Dreadful plummets viewers into the seamy side of society where some of literature’s classic personas – like Frankenstein, Dorian Gray, and the Mummy – are re-imagined.

It’s a new direction for Hartnett. “There were times when I thought, ‘OK, I’ve done this and I’ve seen this side of the industry and seen what the potential is for my life in this realm – and probably not seeing it very clearly – but saw it from a certain perspective and said, ‘This is not what I want right now. I want to try this other thing and see where that leads’.”

Hartnett enjoys stirring things up, always has.

“I like people to be at their ease, but I like people to look at things from a different perspective if possible. So I will argue a point. If the teacher told me to do something I would ask them, ‘Why is that necessary? It doesn’t make any sense to me. Why are you trying to turn out somebody who’s going to work in a factory? ... I’m not trying to learn how to work, what I’m trying to do is learn something valuable for my life’.”

Hartnett, who grew up with his dad and stepmother in Minneapolis, has quit cold a couple of times. The last time he and a partner penned a screenplay and sold it to DreamWorks, where it’s been “sitting on a very important shelf somewhere, I’m sure”, he grins.

But working as a performer leaves much up to chance, he says. “I’m starting to believe that life’s absurd, more than anything else. It ends in tragedy. And control is an illusion. And that if you can find a way to appreciate the ebbs and flows and ups and downs for their direct value – which is the experience itself of being on that roller coaster – you’ll be much more satisfied with your life. That’s what I feel at this point.” – Tribune News Service

Ссылка

193

Статья от 16 июня, если была, простите. Не могла пройти мимо. Зачиталась!  :crazy:

Джош Хартнетт: о мистической Еве Грин, собственных страхах и поиске счастья

Голливудский баловень с биографией. Красавчик с хорошей драматургической школой. Обычно так критики характеризуют Джоша Хартнетта – звезду картин «Перл Харбор», «Падение «Черного ястреба», «Счастливое число Слевина». Популярный актер любит играть с жанрами в кино. Боевик, комедия, сериал. Сегодня обаятельный Хартнетт звезда нового и громкого проекта «Страшные сказки». Сериал можно увидеть на телеканалах «Амедиа» и сервисе «Амедиатека». Woman.ru стал единственным российским изданием, кому Джош Хартнетт дал эксклюзивное интервью.

Woman.ru: Джош, вы звезда большого кино и вдруг соглашаетесь на сериал «Страшные сказки». С чем это связано?

Джош Хартнетт: Работу над «Страшными сказками» начали режиссер и сценарист суперуспешной 23-й «бондианы» «Координаты «Скайфол» Сэм Мендес и Джон Логан. Я встретился с Логаном и представителями канала-заказчика Showtime. Узнал, что предстоит работать в отличной команде, а я убежден, что это самое главное при съемках в сериале, которые могут идти годами. Я очень верю в Джона как в сценариста и в Сэма как в режиссера, а теперь и продюсера. Это первая причина. А вторая — сценарий потрясающий. Перед тем как подписать контракт, я читал синопсис двух первых серий и не мог оторваться. У меня появилась надежда, что Джон в дальнейшем даст моему герою развернуться. Так и вышло. Он сказал мне: «Слушай, мы всегда хотели, чтобы именно ты сыграл эту роль, и предлагаем сотрудничество. Мы будем создавать образ Итана Чандлера только с твоей помощью». Так и вышло. А завтра, например, мы обедаем с Джоном Логаном и обсуждаем уже второй сезон. И это огромное удовольствие — работать в тесном взаимодействии с людьми, особенно с такими уважаемыми и талантливыми.

Woman.ru: Вы играете вместе с Евой Грин и Тимоти Далтоном, получается три разных подхода к работе, актерская «химия» случилась?

Д. Х.: «Химия» замечательная. Мы из очень разных миров. Ева очень сдержанный человек, она создает на экране темные, мрачные образы и обладает особой притягательностью. Я давно слежу за ее ролями и всегда восхищаюсь ее работой. А Тимоти совершенно другой. У него театральная подготовка, он любит экспериментировать и смотреть, что получится. У него такой богатый голос, стать, обаяние, и он норовит попробовать все подряд — что-то да выстрелит. А я предпочитаю все заранее изучить и прийти на площадку с конкретным представлением о том, каким должен быть герой.

Но потом все равно на площадке все меняется — надо почувствовать партнеров, эмоционально ухватить сцену и смотреть, что будет. И в такой ситуации, думаю, возникает особое электричество. Мы заставляем себя играть не так, как привыкли. Нам друг с другом не слишком комфортно, мы вряд ли когда-нибудь запоем в унисон. А значит, искра не погаснет.
Woman.ru: В этом сериале действуют знаменитые персонажи — Дракула, Франкенштейн, Дориан Грей. Вам приходится думать, чувствовать, одеваться и вести себя так, как это делали в XIX веке, в викторианском Лондоне. Это вас обогатило как актера?

Д. Х.: Всегда здорово играть, когда декорации создают другой мир и он встает перед тобой во плоти. Очень волнующий момент, когда впервые заходишь на съемочную площадку в исторических или в научно-фантастических декорациях, непохожих на твою обычную жизнь. И видишь, во сколько обходятся съемки. Сразу чувствуешь себя обязанным играть как следует — ведь все так продуманно и столько денег вложено в производство. Костюмы тоже помогают — они ведь сидят на тебе по-своему, и двигаешься ты в них не так, как обычно. Тогда понимаешь, что костюм — важная часть твоего героя.
Вот Итан утром встает и надевает свою одежду — как ему в ней, как она на него влияет? Почему он выбрал эти вещи? В начале сериала мой герой непонятный, загадочный тип. Повезло, что мне по роли надо носить на поясе тяжелые пистолеты, их вес добавляет веса образу, ноги словно движутся независимо от туловища. Потом, Итан не снимает шляпу — как я понимаю, она для него вроде оберега или любимой игрушки, а еще это возможность спрятаться. Бейсболок у них тогда не было, вот он и таскает свой котелок. Мы думали насчет перчаток без пальцев, но оказалось, что с ними много мороки. Они постоянно рвались, это ужасно раздражало. В конце концов решили, что он будет носить обычные перчатки. Каждая деталь тщательно продумывается.

Например, какие цвета он носит — много коричневого и чуть-чуть зеленого, а все остальные в основном в черном и сером. Франкенштейн тоже носит зеленый, а Дориан Грей все время в фиолетовом. А откуда это берется? Я обсуждал это с художниками по костюмам и сценаристом Джоном Логаном, тогда и понял, что все эти штуки — символы и для зрителя, и для персонажа.

Woman.ru: «Страшные сказки» местами очень страшная история. А что пугало вас в детстве? Вам вообще нравилось бояться?

Д. Х.: Я думаю, все это любят. А когда я был маленьким, то очень любил ужастики. Не считая, конечно, приключенческих фильмов, вроде «Звездных войн», «Индианы Джонса» и, конечно, «Бэтмена». Мне кажется, в детстве я даже больше любил темные аспекты мира «Бэтмена», чем яркие краски мира «Супермена». Я думаю, нас привлекает тьма, потому что мы не сталкиваемся с ней ежедневно. Она будто изобличает вечный страх, который живет в нас — назовем его экзистенциальным, — страх того, что смерть таится за углом. Когда я был ребенком, когда я был еще слишком мал, чтобы смотреть такие фильмы, я пошел с моим другом и его отцом на «Молчание ягнят». И это оказалось одним из самых страшных моментов моей жизни. Я потом неделю не мог заснуть. Серьезно.

Woman.ru: А сколько лет вам тогда было?

Д.Х.: Где-то 11 лет. А как-то целую неделю, еще на кассетном видеомагнитофоне, я смотрел по ночам «Полтергейст» и все серии «Кошмара на улице Вязов». Это был период, когда я боялся вечерами выходить на улицу. Если мне приходилось идти, например, от друзей поздно ночью, я бежал со всех ног. Вряд ли я когда-либо бегал так быстро, как когда смотрел эти фильмы. Но само чувство, что за каждым углом тебя кто-то поджидает, это здорово. Это дает такой заряд нервной энергии, который окрашивает каждый твой день, делает его немного ярче.

Woman.ru:
Вы играли в очень мрачных фильмах — «Хеллоуин: 20 лет спустя», «Черная орхидея», «30 дней ночи», теперь вот «Страшные сказки». Чем вас так привлекают жуткие темы?

Д. Х.:
Думаю, тем же, что и светлые. Я и смешное люблю играть, когда разрешают. Весь кайф моей работы — в разнообразии. Можно играть в мрачнейшем «Я прихожу с дождем», а это один из самых черных фильмов с моим участием, а затем сразу в «Счастливом числе Слевина», ужасно легкомысленном, хотя и не без мрачного подтекста. Здорово переключаться с одного на другое, мне это нравится. Я и себе, и зрителям бросаю вызов. А в таком сериале масса возможностей обмануть зрительские ожидания.
Я стал большим фанатом телевидения, смотрю сериалы — «Клан Сопрано», «Безумцы», «Во все тяжкие» и, знаете, даже «Игру престолов». Я просто наблюдаю за тем, как зрительские — то есть мои — представления о героях со временем обогащаются и становятся объемнее. Именно этого я хочу добиться в большом кино, где у меня только 2 часа экранного времени. Так что съемки в сериале, то, о чем вы меня спрашивали в начале, совершенно логичный шаг, и мне повезло получить эту работу.

Woman.ru: В Голливуде актеров обычно выбирают по послужному списку и по их способности привлекать зрителей. Важно ли вам участие в фильмах без огромного бюджета и громкого промо?

Д. Х: Вас интересует, трудно ли сниматься в авторском кино, а потом получать предложения играть в коммерческом?

Woman.ru
: Именно.
Д. Х.:: Очень трудно. В кинобизнесе в последнее время во главе всего стоит прибыль. Сегодня ни один из известных мне актеров не может в одиночку гарантировать кассовый успех. Есть много звезд, которые снялись в одном хите, в другом, а потом раз — и на следующий фильм публика не идет. Меня всегда раздражало и казалось очень странным, что актерская репутация и даже будущая карьера настолько зависят от сборов в первый уикенд. Но такова жизнь. Хотя я всегда старался — и у меня получалось — конвертировать кассовый успех в действительно интересные вещи.

Рано или поздно авторское кино кто-нибудь посмотрит. Кстати на улице я чаще получаю комплименты за фильмы, которые не имели большого успеха, чем за роли в блокбастерах. Если ты сделал что-то нешаблонное, а кто-то потом это увидел, то он чувствует особую искренность и доверие. Фильм становится его любимым в отличие от кино, которое ему навязали с помощью рекламы. При всем при том жизнь заставляет сниматься в блокбастерах — это неплохие деньги. Так что приходится жить под двойным давлением: и верность профессии сохранять, и бюджеты оправдывать.

Woman.ru: За 15 лет в профессии как вы изменились и какими современными знаниями хотели бы обладать тогда, в 20 лет?

Д. Х.: Я считаю, что сослагательное наклонение невозможно. Жизнь — это всегда испытания. Я лучше буду жить в настоящем, а не вздыхать с сожалением: «О, если бы я тогда-то сказал то-то и сделал бы так-то!» Вернуться невозможно, да я и не хочу. За 15 лет в кино у меня накопилась масса интересного опыта. Я жил очень счастливой жизнью. Сыграл несколько очень громких ролей, ролей года, а потом были очень маленькие, камерные роли. Мне страшно повезло, что я мог всем этим заниматься и работать с интересными людьми. Я много внимания уделял дому, друзьям, семье, путешествиям – всем тем вещам, которые, как я считаю, крайне важны для развития личности. На тот свет я соберусь со словами, что жил полной жизнью и все жадно впитывал. Для меня это всегда было важно, и я всегда держу в голове эту мысль, когда решаю, в какой проект идти.

Woman.ru:Спасибо большое за этот разговор. Ждем ваших новых работ.

Д. Х.: Спасибо и вам. До встречи, Россия!

Ссылка

194

15 интересных фактов из жизни Джоша Хартнетта 2013 год

Josh Hartnett

195

Беседа с Джошем Хартнеттом в рамках промо второго сезона "Страшных сказок2, очень интересно.

Это правда, что у Джоша есть уже 4 музыкальных клипа, а ТВ шоу только второе? (Крекер, Страшные сказки) или автор так пошутил?
Музыкальные клипы- в клипах с фильмами "Девственницы- самоубийцы" и Перл Харбор" Джош есть, считается, потом клип , где он был продюсером- с исполнителем Кид Куди, а четвертый? Ушла изучать Википедию...

А статья отличная, прочитайте!

Josh Hartnett: Penny Dreadful 'may hurt you a little bit'
Josh Hartnett's character in Penny Dreadful could be running out of continents in which to hide.

“There are seven continents,” Hartnett said with a laugh. “How many seasons will this show go?”

Perhaps they already are scouting locations in Antarctica for season seven.

Kidding aside, it's back to creepy 1890s Victorian London, England for season two of Penny Dreadful, which debuts May 3 across Canada on The Movie Network and Movie Central (as well as channel-of-origin Showtime in the United States).

Penny Dreadful exists in a landscape where many of literature's most infamous characters from that spooky and dangerous period actually exist, alongside other characters created specifically for the show. So, you know, there's the likes of Dorian Gray (Reeve Carney) and Dr. Frankenstein (Harry Treadaway) and his “monster” (Rory Kinnear) all lurking about in the foggy shadows.

Hartnett plays Ethan Chandler, an American who got sucked into these gruesome and devilishly dark supernatural battles by Vanessa Ives (Eva Green) and Sir Malcolm Murray (Timothy Dalton). But at the end of season one, we found out something about Ethan that kind of changes everything.

So consider this a SPOILER ALERT if you aren't up to date on Penny Dreadful and want to keep it that way.

If you are caught up, you know that Ethan was revealed to be a werewolf.

It previously had been indicated that Ethan was escaping some sort of shady past in North America, but we didn't have details. And now Ethan has been involved in a murderous incident in Europe. Hence my comment to Hartnett about his character running out of continents.

“I would love to see a happy Ethan, but the way John (Logan, creator of Penny Dreadful) has set up these characters, they're all very conflicted people with dark histories and probably dark trajectories,” Hartnett said.

The thing is, Ethan is the character I'm most hoping survives all this.
“Good, I'm glad you think that of him,” Hartnett said. “But we'll see, it may hurt. The show may hurt you a little bit.”

Penny Dreadful hurts lots of people, but it's usually the ones in the show. The 10-episode second season sees Ethan and Vanessa forming a deeper bond as even more sinister forces conspire against them. Ethan was keen on getting the heck out of town after what happened at the end of season one, but that might not be possible now.

Hartnett, of course, has been a showbiz staple since his role on the American TV version of Cracker (1997-99). Then it was all movies for Hartnett – more than 30 of them, and some really big ones, such as Pearl Harbor and Black Hawk Down – between Cracker and Penny Dreadful. I joked with Hartnett that there are more music videos listed on his Wikipedia page (four) than there are TV shows (two).

“With (Penny Dreadful) in particular, I knew that if you're going to be collaborating with someone for possibly several years, you want somebody that's committed, who loves their project and has a great track record,” Hartnett said. “John Logan (Hugo, The Aviator, Gladiator) was top of the list.

“The material is as important as it ever has been, but more than that lately, my focus is the collaborators. I never would have thought a Victorian horror show would be the one that really draws me to do television. But that's not it. It's not the concept. It's the people.

“I try to be very practical about my career, and I feel really blessed with all the opportunities I've had. I've had a chance to do almost every style of film, on almost every continent except Antarctica – so far.”

Just wait for season seven of Penny Dreadful, Josh Hartnett. Hope your werewolf character likes penguin.

Twitter: @billharris_tv

bill.harris@sunmedia.ca

Источник

196

Josh Hartnett: I grew into my fame

http://sg.uploads.ru/t/OFIG3.jpg

Josh Hartnett doesn't think fame is the best part about being an actor.

The star notoriously ducked out of the spotlight in 2011, turning his back on Hollywood in favour of a quiet life at home in Minnesota.

His casting in hit TV show Penny Dreadful alongside Eva Green and Timothy Dalton brought him back to acting, and the 36-year-old has no plans to take another hiatus any time soon.

"If you're doing well in the industry, [fame is] inevitable, but it's not the best part of working. When I was younger, I liked the idea of it more than the actual limelight. I didn't wear it well," he told US OK! magazine.

"Well, with age I'm better equipped, because it's not new to me. When I was 20, I didn't know how to handle the spotlight. It was the most hectic time in my life. Now I've grown into it. That's actually what's great about shooting Penny Dreadful in Dublin - I think there's maybe four paparazzi, and they were all there on the first day but they left us alone after."

Before his work break, Josh had won fans for films like Pearl Harbour and Black Hawk Down.

However he also missed out on a few major roles, losing parts to Jude Law and the late Heath Ledger.

"Yeah, Cold Mountain didn't go my way when Nicole Kidman came on board; they needed somebody older, so they got Jude instead. And Brokeback [Mountain], I had a conflict with The Black Dahlia, so I had to drop out before shooting. I was brutally disappointed, but that's how it goes," he said.

Josh is now eyeing up new film roles, and is hopeful his work on Penny Dreadful will mean any future projects get more attention.

© Cover Media Group 2015

Ссылка

197

Джош Хартнетт: куда пропал актер
05.06.2015г.
Ольга Маршева

Со звездами это иногда случается: они исчезают с горизонта, словно их и не было. Хоакин Феникс четыре года отказывался от всех предложений (до сих пор  непонятно, что было тому причиной – депрессия, попытка сменить амплуа или что-то другое). Джаред Лето напоминает о себе одним фильмом в пятилетку (впрочем, он уже больше музыкант, чем актер). По тому же пути готов пойти Шайя ЛеБаф… Ну вот, и Джоша Хартнетта постигла та же участь. Звезда «Перл Харбора» мог бы сделать карьеру не хуже, чем его напарник по фильму,  Бен Аффлек, но предпочел иной путь – путь «почти нормального» человека.

Эталонный красавчик с томным взглядом, он стал кумиром всех школьниц в 1998-м, когда один за другим вышел «Факультет» и «Девственницы-самоубийцы». В «Факультете» он – первый красавец школы и наркодилер, в него влюблены не только одноклассницы, но и некоторые учителя (их можно понять). В «Девственницах-самоубийцах» примерно та же история: Трип Фонтейн (да, его имя звучит так же порочно, как  выглядит его тело) – настоящий объект влечения для сестер Лисбон, и любовь к нему не может закончиться ничем хорошим.

После двух таких, относительно арт-хаусных проектов, Голливуд взялся за Джоша всерьез. В «Перл Харборе», героическом эпике режиссуры Майкла Бэя, актеру досталась роль молодого лейтенанта Уокера, который вместе с лучшим другом (Бен Аффлек) делит одну девушку на двоих. Эта роль писалась специально для Мэтта Дэймона, который в реальной жизни, как известно – лучший друг Аффлека. Но после его отказа продюсеры стали вспоминать, какой у них сейчас самый свежий талант – и, отсеяв на пробах Майкла Фассбендера и Эштона Кутчера, подписали контракт с Джошем.

Только на сьемках «Перл Харбора» Хартнетт понял, что Голливуд – это гигантская мясорубка, которая измельчает самые большие таланты в удобоваримый фарш. Кто-то терпит, кто-то уходит. Джош оказался из последних. Хотя сам, он, впрочем, сравнивал свои отношения с Голливудом с классическим романом мужчины и женщины. «Вечная проблема, сами понимаете: мы редко виделись, а потому решили расстаться». Студия была крайне недовольна уже тем, как Джош вел себя в «букетно-конфетный» период, предшествующий премьере «Перл Харбора»: он угрюмо молчал (а лучше сказать, высиживал) на интервью, отказывался сниматься на обложках глянца, и вообще вел себя совсем не так, как полагается молодой и привлекательной звезде Голливуда.

Сразу после «Перл Харбора» Джош согласился на роль в еще одном военном фильме, кардинально отличающимся от фильма Майкла Бэя. «Падение «Черного ястреба» Ридли Скотта – один из самых жестоких, кровавых и честных фильмов на эту тему, снятых когда-либо в Голливуде. Никаких волевых подбородков и патриотических речей!

Ему было тогда только 23 года. Самое время, чтобы найти хорошего агента – но Хартнетт отказался от агента, решив сам выбирать себе роли. Его первым и, пожалуй, самым радикальным решением был отказ сыграть Супермена – а ведь такие предложения поступают далеко не каждому. Его выбор ролей иногда удивлял – после проходных «Голливудских копов» и вялой «Одержимости» он сыграл лирического киллера в «Городе грехов» и наивного убийцу в трусах в «Счастливом числе Слевина».  Но это был его выбор, и нам стоит его уважать.

«Когда твое лицо смотрит на тебя с каждой обложки, ты начинаешь испытывать дискомфорт. И я сбежал – сбежал в Миннесоту, чтобы снова зависать в баре со школьными друзьями и возобновить роман с девушкой, с которой встречался в восемнадцать лет. И, да, я не снимался полтора года. И мне было хорошо».

Теперь только случайные названия на киноафише напоминают нам, что Хартнетт жив-здоров и продолжает сниматься. Последнее такое название – фантастическая сказка «Вне времени», где он играет, одновременно, современного водолаза, охотника за сокровищами – и шотландского офицера XVII века. Но каждый его фильм, говорит Хартнетт, совершенствует его как актера. «Десять лет назад стоило мне щелкнуть пальцами – и я получал роль. Сейчас за каждую роль мне приходится бороться. Я считаю, что у настоящих актеров так оно и должно быть».

Источник

http://sg.uploads.ru/t/a9qrx.jpg
Джош Хартнетт во время передачи "TV junket for Penny Dreadful", Дублин, Ирландия (2015)  | Фото East News

198

http://sg.uploads.ru/t/Rz5lh.jpg

Джош Хартнетт: Я стараюсь не строить планов... И это бесит...

29 мая 2015, 10:00 | Леокадия Коршунова

Вчера в кинотеатрах стартовала новая фэнтезийная мелодрама Вне времени (2014), где он исполнил главную роль. Он мог бы сыграть Супермена, обожает джаз и вполне доволен тем, что в свое время получил травму и распрощался с карьерой футболиста. Он не раз входил в списки самых перспективных, желанных, "самых-самых" молодых актеров года. Он еще не получил своего "Оскара", но зато стал "лицом мужского аромата Emporio Armani. Ему знакомо чувство быть с разбитым сердцем, но он предпочитает испытывать его самому, а не быть причиной несчастной любви для других. Он всегда хотел вырваться и посмотреть мир...

Джошуа Дэниел Хартнетт.

Он родился 21 июля 1978 года в Сан-Франциско, а вырос - в городе Сан-Пол (штат Миннесота). Он стал старшим из четырех детей в семье... И единственным сыном своих родителей - после развода его мама переехала, а Джош остался с отцом... и с его новой семьей, в которой у него появились сводные братья и сестра.

От отца ему достались немецкие и ирландские корни, от родной матери - шведские и норвежские. К слову, о "нордической" стойкости - Джош с 12 лет является убежденным вегетарианцем (однако в будущем ему все-таки пришлось включить в свой рацион мясо, когда он снимался в роли боксера).

В школе он всерьез занимался футболом, и все - в смысле карьеры - могло бы сложиться иначе, если бы не травма. После нее тренировки исчезли из его жизни. Зато появилась театральная студия. Поддавшись на уговоры друзей, Джош пришел на прослушивание...  неожиданно для себя получил роль Гекльберри Финна в школьной постановке "Тома Сойера". Так и начался его "роман" с актерством.

Чтобы зарабатывать на карманные расходы, Джош устроился продавцом в местный магазинчик видеофильмов.

В кино Джош попал не по воле случая - он целенаправленно шел к своей цели, как только понял, что актерство - это его. Он окончил школу, поступил в университет Театрального искусства и кино в Нью-Йорке, отучился в нем год... Но результаты были ниже, чем он ожидал. Поэтому в один прекрасный день он оказался в Калифорнии... на съемочной площадке телесериала Метод Крекера (1997-1999).

Сериал позволил Джошу заработать себе имя. И уже с ним идти на кастинг (и получить роль!) сиквела культового ужастика Хэллоуин: 20 лет спустя (1998). В нем Джош сыграл сына главной героини Джейми Ли Кёртис, которой снова пришлось противостоять маньяку в хоккейной маске.

Но настоящим прорывом для молодого актера стал Перл Харбор (2001), где ему довелось играть в паре с Беном Аффлеком и Кейт Бекинсэйл.

У него то и дело случаются романы с партнершами по фильмам, но при этом он не сторонник разгульного образа жизни: "Я просто не могу плотно общаться с девушкой во время съемок и не влюбиться в нее. Я ищу ту единственную, с которой мне будет хорошо..." Он долгое время встречался с подругой детства, и они даже купили дом... Но в определенный момент оба решили, что их дороги расходятся.

Долго проработав в Лос-Анджелесе, Джош добровольно покинул город, несмотря на то что предложения сниматься в Голливуде поступают постоянно: "Мне чужд ритм города. И уж тем более не нравится "кочевать" каждый вечер от бара к бару или от дамы к даме..."

Его кредо на сегодняшний момент - стараться не строить больших планов: "Это невероятно бесит всех окружающих! Но я стараюсь придерживаться своей позиции и максимально плыть по течению..."

Ссылка

199

The real reason Josh Hartnett suddenly disappeared from Hollywood

Fast-forward 15 years, and his name has pretty much become a nostalgia piece for the early 00s.

And it was those very features of his success that helped push Hartnett away from Hollywood, at a time when his career should have been thriving.

“I was on the cover of every magazine. I couldn’t really go anywhere. I didn’t feel comfortable in my own skin. I was alone,” he told Details in 2014. “I didn’t trust anyone. So I went back to Minnesota and got back together with my old friends — ended up getting back together with my high-school girlfriend for a while — and I didn’t do any filming for 18 months. I’m still finding my way through all that.”

If you head over to his IMDB, you’ll see that in the past decade or so, Hartnett has certainly been very busy with work — although with only a few exceptions, that’s largely just involved smaller-scale independent films.

So why did he turn his back on the mainstream?

The 38-year-old actor changed the course of his life when he turned down the roles of Spiderman (2002) the Dark Knight in Batman Begins (2005) and the lead in Superman Returns (2006).

Despite some recent successes - he received high praise for his role in horror TV series Penny Dreadful - it’s a decision that clearly still haunts him.

“I’ve definitely said no to some of the wrong people. That’s frowned upon in this industry. People don’t like being told no,” Hartnett told Playboy magazine in recent years.

“I learned my lesson when [writer-director] Christopher Nolan and I talked about Batman. I decided it wasn’t for me. Then he didn’t want to put me in The Prestige. They hired their Batman for it [Christian Bale].”

He added that he regretted letting his fears take over back then.

“I was so focused on not being pigeonholed and so scared of being considered only one thing as an actor ... Watching Christian Bale go on to do so many other things has been just awesome. I mean, he’s been able to overcome that. Why couldn’t I see that at the time? ... I know now that I wouldn’t turn something down just because it’s a superhero role.”

Understandably, his agents weren’t thrilled at the time.

“I didn’t have those agents for much longer after that,” he said. “There was a lot of infighting between my manager and agents, trying to figure out who to put the blame on. It got to the point where none of us were able to work together.”

Suddenly, the movie offers began drying up.

“I still get offered films and TV roles, luckily, but years ago, if I saw a role I wanted, there was a good chance I could grab it,” he added. “When I see a role now, I’ve got to fight for it. It’s not bad. It’s actually more rewarding. Depressing when something doesn’t go your way, but only for a minute.”

http://s7.uploads.ru/t/dmi7z.jpg

Ссылка


Вы здесь » Josh Hartnett Forum » Биография. Biography » Статьи о Джоше / Articles about Josh